Красной нитью. Антон Орех о том, как на Первом канале анализировали пресс-конференцию Путина
 Валерий Фадеев в программе «Воскресное время». Кадр: 1 канал
18 Декабря 2017, 12:14

Красной нитью. Антон Орех о том, как на Первом канале анализировали пресс-конференцию Путина

В программе «Воскресное время» про Путина и его конференцию говорили до обидного мало — куда интереснее ведущему было обсуждать «бомжа» Саакашвили, полузабытого Коломойского и «самую успешную военную кампанию» в Сирии.

Не надо быть шибко прозорливым, чтобы догадаться, что главной темой «Воскресного Времени» Первого канала стала пресс-конференция Путина. Но поначалу я даже немного растерялся. На шестой минуте, после краткого описания и пары ответов Владимира Владимировича, Валерий Фадеев перешел к Сирии. Как же так? Шесть минут?!

Но я недооценил искусство пропаганды. Сюжетов было потом еще много. И к каждому пришпандоривалась та или иная реплика Путина. Он так и прошел красной нитью через весь эфир. Сирия, Украина, Саакашвили, спорт-МОК-допинг, Америка-Трамп. Не говоря уже про майские указы и работу правительства — повсюду Путин.

С указами, к слову, забавно вышло. Я вот уже с трудом помню, о каком мае идет речь, какого года. Майские указы Путина стали чем-то вроде апрельских тезисов Ильича. Неважно, в каком апреле — важна их непреходящая историческая ценность. Указы выполнены на 93-94%, сказал Путин. И я никогда не могу понять таких формулировок. Этот как рассказы московских властей, что пробки сократились на 14%. Где, кто, как измерял эти проценты и почему их именно 14, а не 13 или 15? И почему, если указы выполнены на 93-94%?

Путин говорит, что оценивает это «удовлетворительно»? «Удовлетворительно» — это трояк! А 93-93% — это же отлично! Если, разумеется, все обстоит именно так. И правительство наш президент оценил так же «удовлетворительно», без большой уверенности в голосе. Странно как-то.

Но, как я уже заметил, после пресс-конференции Фадеев перешел к Сирии. «Это самая успешная наша военная операция за долгие годы». И окончанию войны было посвящено действительно очень много времени. Кстати, чисто человеческие истории про солдат, вернувшихся домой, про семьи, которые их дождались, — очень трогательны. Потому что это же простые, естественные эмоции. Именно об этом мы и говорим, когда вспоминаем войну и жертв войны. Что молодой парень может домой и не вернуться, а семья его вместо слез радости будет лить слезы горькие. Здорово, что они дома, и что они живы! Но показывать солдата, вернувшегося с фронта к родным — это так же беспроигрышно, как показывать играющих и смеющихся детей. Или животных. Или восход над морем. Какое сердце останется нетронутым?

А были в репортажах про Сирию и другие нотки. Которые тоже трогают наши сердца — но иначе. «Впервые проблемы Ближнего Востока решают без участия США — они просто не приглашены». Зато Штаты создают из недобитых террористов новую армию для борьбы с Асадом. А наши летчики отгоняли американские самолеты, которые мешали нам бомбить боевиков.

В этом контексте как-то откровенно непонятно прошла новость о разговоре Путина с Трампом, в котором Путин поблагодарил американские спецслужбы за информацию, которая помогла предотвратить теракты в Петербурге. Значит, Америка не буквально на сто процентов поддерживает террор и прочее мировое зло? А на сколько? На 93-94%?

Потом говорили про спорт. И я представляю, как именно про него говорили бы теперь, если бы все тот же Путин не сказал «Поехали!» и не взмахнул рукой. Мы же не забыли истерику на том же Первом канале вечером того дня, когда МОК принял санкции, а реакции Путина еще не было. Но теперь Фадеев называет флаг уж не нейтральным, а олимпийским! Говорит, что для спортсменов пропуск олимпиады — это трагедия, а для всего нашего спорта бойкот — это катастрофа на несколько поколений. Что мы просто подорвали бы весь наш спорт. А Родина — она в сердце, в душе! Ведь и так все будут понимать, что наши атлеты — именно наши, российские. И сами атлеты говорили те же самые слова.

Но был и Родченков! И Родченков возил допинг через нашу границу, через таможню из Северной Америки, где несколько лет работал — вот что поражает Владимира Владимировича. Как чекист он не понимает! Как же через таможню-то Родченков проникал, через границу? Естественное предположение, что допинга у нас и своего хватало, и его вовсе не нужно было откуда-то возить, для Путина кажется, наоборот, противоестественным. А то, что Родченков под надзором ФБР — «для нас это минус».

И наконец, после спорта было много-много Украины. Были американские кукловоды, был «бомж» Саакашвили, которого кукловоды натравливают на Порошенко. А натравливают потому, что Порошенко немного вышел из-под контроля. И раз двадцать с экрана прозвучала новая аббревиатура НАБУ.

Может, я чего-то пропустил в украинских событиях, но на это НАБУ я раньше особенно внимания не обращал. А Первый канал разъяснил мне, что это зловещая организация, которая только делает вид, что борется с коррупцией, а сама управляется Америкой и превращается в параллельную структуру власти. И с одной стороны НАБУ, а с другой Саакашвили раскачивают ситуацию, чтобы скинуть Порошенко и окончательно превратить Украину в вассала США.

А тут еще и Коломойский возник! Вот кого мы начали забывать! Еще не хватало Яроша и «Правого сектора» для того, чтобы рассказ стал полностью жестяным.

Я так понимаю, что с «окончанием войны» Сирия потихоньку уйдет в тень, и эту пустоту надо будет заполнять чем-то другим. И кажется, что про НАБУ мы впредь будем слышать так же часто, как про ЦРУ, а Украина снова выйдет на первый план. Опять-таки у нас выборы грядут, и нам тут не нужны Майданы!

util